Про массовое убийство в Нижнем Новгороде

Убийство в Нижнем Новгороде

Да, без советской карательной психиатрии тяжко приходится. Об этом мало кто задумывается, но по моим субъективным ощущениям, вследствие двух десятков лет тотальной свободы, первое от чего освободилось наше общество — это мозги.

Приведу пример. Несколько дней назад еду из Москвы в пригородной электричке, ясный день, время обеденное. Народа в вагоне не много, человек двадцать, но для микро-анализа психического состояния окружающих этого материала вполне достаточно. До отправления остаётся ещё четверть часа. Внезапно в соседнем вагоне раздаётся истошный бабский крик: «Отдай мой телефон, отдай мой телефон!». Орёт как умалишённая, не затыкается. Мне с ходу картина совершенно очевидна — явно что там молодая невоспитанная истеричка, которая поссорилась со своим парнем, а он по какой-то причине взял у неё мобильный телефон. Тупая овца не стесняется позориться в общественном месте и не беспокоится о том как глупо выглядит в данной ситуации её молодой человек — у неё скорее всего месячные, ей захотелось поорать. Парень, само собой, тоже долбоёб сказочный, потому что видя насколько сорвало крышку у его пассии, мог бы и отдать ей этот долбаный телефон, дабы не провоцировать ненормальную на дальнейшие невменяемые действия перед окружающими. Но его, судя по всему, этот спектакль устраивал — очевидно, не впервой. Далее, после пяти минут непрерывных воплей, идиотка в бессознанке выбегает из вагона, но ущербный, вместо того, чтобы расслабиться и насладиться наступившей тишиной, бежит за ней и насильно тащит её обратно. Шоу продолжается. В процессе всего этого звездеца люди в моём вагоне начинают на полном серьёзе увлечённо обсуждать, напал ли на девушку маньяк, насилуют ли её хулиганы и тому подобные версии. В какой-то момент бабка, сидящая напротив меня, бросает безадресный клич: «Да что же это такое делается, может поможем?!». Ясен пень, это такой классический приём тупой бабищи, которая сама никогда и ничего делать не будет, но зато постоянно пытается своими идиотскими возгласами спровоцировать других на активные действия — ей интересно, ей хочется движухи. В ответ кто-то задаётся вопросом: «А может милицию вызвать?!». Данная реплика тут же находит свой отклик в головах остальных животных и все начинают дружно обсуждать стоит ли вызывать полицейских или нет. Причём, все рассуждения идут исключительно в ключе «Да пока этих ментов дождёшься её уже убьют! Нет, нет! Они, небось, сами там сидят и ставки делают, кто кого победит, вместо того, чтобы помочь! Да, да! Сейчас такая милиция, что страшнее бандитов — к ним и подойти то страшно! Правда, правда! Все менты — сволочи!». Естественно, вызывать никто никого и не собирался, всем было тупо по кайфу попиздеть о том, как их притесняет кровавый режим. В итоге, не выдержали люди из вагона, где происходило основное действие и по громкоговорителю вызвали охрану через машиниста. На этом инцидент был исчерпан.

Я сидел, молча смотрел на всех этих уродов, и с ужасом думал, что катастрофа уже произошла — народ деградировал окончательно. Во второй половине прошлого века их бы всех привязали к кроваткам в комнатах с мягкими стенами и в нормальное общество уже никогда бы не выпустили, периодически делая успокоительные уколы, дабы снизить активность поражённого шизофренией мозга. А теперь вот они, красавчики — все здесь! И лечить их некому, и санитаров на всех уже не напасёшься…

Поезд трогается. У одной из тупорылых бабок звонит телефон, и несмотря на то, что на ходу в вагоне, мягко говоря, и так не тишина, она начинает рассказывать все последние подробности своей яркой жизни на такой громкости, что отчётливо слышно даже людям, сидящим в другом конце вагона. Бабка, сидящая напротив меня, начинает живо высказывать своё возмущение по этому поводу, говорить, что это такой колхоз, что просто уму непостижимо! «Ну да, ну да…» — думал я про себя. Когда ты десять минут назад орала «Братцы, давайте поможем?!» — это, надо понимать, был не колхоз. И чтобы вы думали? Буквально через пару минут у неё самой звонит телефон, она поднимает трубку и начинает орать так, что предыдущая бабка могла бы нервно курить в сторонке, окуевая от давления децибел. Закончив беседу, убогая, как ни в чём ни бывало, кладёт трубку и ещё раз комментирует для окружающих: «Это моя подружка сумасшедшая звонила!».

На этом ад не закончился, но дальше даже писать уже не хочу, ибо там вообще за гранью…

Я это всё к тому, что откровенных неадекватов вокруг просто запредельно много, гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. И то, что где-то в Нижнем Новгороде очередной ублюдок убил и расчленил шестерых своих детей, беременную жену и родную мать — это не «Из ряда вон!», а скучная обыденность, которая вот-вот, ещё чуть-чуть, и станет нормой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.